амалкер
Мы рекомендуем
Рекомендуем недорогие копии брендовой одежды от магазина Deestil
Апрель 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
  • Песня Глинки «Ложится в поле мрак ночной» из оперы «Руслан и Людмила»

    Композитор назвал хор «персидским», так как услышал использованный напев из уст секретаря персидского посольства. Между тем азербайджанцы считают своей эту мелодию. Своей считает ее и ряд других народов Кавказа и Средней Азии

    Огромную роль при переносе и последующем освоении песен в отдаленные времена играли народные музыканты-профессионалы. Недаром русская былина говорила об искусстве скомороха:

    Игры-сыгрыши ведет от Царя-града,

    А другие ведет от Ерусолима

    И все малые припевки с-за синя моря,

    С-за синя моря Веденецкого.

    Народ Азербайджана благоговейно чтит память своего замечательного сына Кёр-оглы, и азербайджанские ашуги сложили о мужественном борце против феодального произвола великолепный повествовательно-песенный цикл:

    Сегодня битва. На коней, тревога!

    Благослови, аллах, бойцов. За мной!

    Гуляй, друзья, вали и бей нещадно,

    Бей беспощадно подлецов! За мной! Читать далее »

    Смотрите подробности проститутки в новосибирске у нас .

    Миллионы нитей экономического, правового и бытового характера

    Проследить эти нити в области истории отечественной музыки – актуальнейшая задача советского музыкознания.

    Роль русской культуры в развитии музыки других народов нашей страны в определенной мере стала предметом научного изучения. Гораздо меньше освещается обратное воздействие на русскую музыку иных отечественных культур. И за редкими исключениями совершенно не исследуются взаимодействия нерусских музыкальных культур между собой. Однако без их учета невозможно правильно понять закономерности развития музыки в дооктябрьской России, а тем самым – общего музыкального достояния народов бывшего Читать далее »

    Николай Тигранов – один из первый деятелей новой армянской музыки

    Не всем, кто мечтал завершить образование под руководством Римского-Корсакова, удалось это осуществить. Но даже отдельные беседы с Римским-Корсаковым оказывали на стремившихся к нему неизгладимое впечатление. Так было, например, с одним из первых деятелей новой армянской музыки Николаем Тиграновым, который уже сложившимся композитором приехал в 1893 году для усовершенствования в Петербург Так было и с начинавшим свой музыкальный путь грузинским композитором и фольклористом Димитрием Аракишвили, которого С. Н. Кругликов в 1895 году направил к Римскому-Корсакову с просьбой принять в число учеников. Вынужденный отказать в этой просьбе из-за недостатков профессиональной подготовки Аракишвили Римский-Корсаков дал молодому музыканту ряд указаний, которые для него явились важным стимулом в овладении художественным мастерством 2. На всем протяжении своей жизни Аракишвили продолжал считать творчество Римского-Корсакова примером не только для самого себя, но и для всех тех композиторов, кто решает сложнейшую задачу претворения в музыке образов и напевов Востока, и этому вопросу он даже посвятил специальную статью. Важнейшую роль сыграла встреча с Римским- Корсаковым в 1907 году и в формировании армянского композитора Анушавана Тер-Гевондяна, прошедшего консерваторский курс у ближайших учеников Римского-Корсакова. Читать далее »

    Работа с Мелнгайлисом

    Сначала Мелнгайлис учился в Дрезденской консерватории, но остался недоволен постановкой там преподавания и особенно общим состоянием творческой жизни. Услышав однажды Первый квартет Бородина, он понял, что неправильно искал для себя опору, и, покинув Дрезден, отправился в Петербург. Как впоследствии признавался Мелнгайлис, он «приехал в Дрезден (в 1896 году) вагнерианцем, а уехал оттуда в 1897 году страстным приверженцем русской музыки.

    Заниматься с умным и одаренным, но обуреваемым противоречиями молодым латышом Римскому-Корсакову было нелегко. По истечении первого года занятий Римский-Корсаков написал о нем в экзаменационной ведомости: «Способен. В контрапунктическом отношении испорчен заграницей. Успех есть. Старателен». И еще; «Способен, самонадеян, надо обуздывать и усмирять, что до некоторой степени и удается. Прилежен. Умственно развит». В конце второго года занятий отзыв стал значительно резче: «Способен достаточно, самонадеян беспредельно. Декадент». И Римский-Корсаков даже делал вывод; «Отказываюсь от него как ученика, так как успехов не вижу». Читать далее »

    «Унификация» учеников в классе Римского-Корсакова

    Любопытную портретную зарисовку своего выпуска, например, приводит Золотарев, одновременно с которым весной 1900 года у Римского-Корсакова кончали Ф. Акименко, Н. Амани, А. Капп и И. Крыжановский. «Крыжановский писал под сильным влиянием музыки Чайковского, Капп был тогда правоверным вагнерианцем, Амани и Акименко тяготели к некоторой изысканности музыкального языка, я – точно и определенно к русской школе, преимущественно к музыке Римского-Корсакова». Для нас в этой зарисовке важна, конечно, не степень правильности данных Золотаревым характеристик. Важно то, что ученики Римского- Корсакова, составляя единую «семью» (как определяет сам Золотарев), своим музыкальным творчеством подчас решительно отличались друг от друга.

    Римский-Корсаков не препятствовал художественному самоопределению учеников и проявлял решительную нетерпимость лишь в тех случаях, когда наблюдал (или хотя бы подозревал) у них антиреалистическую направленность. Но это не означает, конечно, что он должен был соглашаться с любым их исканием или что он не имел права их по-разному оценивать. Читать далее »