амалкер
Мы рекомендуем
Рекомендуем недорогие копии брендовой одежды от магазина Deestil
Ноябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
  • Архивы рубрики ‘Известные композиторы’

    Путь овладения композиторской техникой

    Римский-Корсаков полагал достаточным ограничиться самыми основными принципами и навыками. В высказываниях Римского-Корсакова можно найти достаточно точное определение того, что он подразумевал под техникой: как он писал в «Летописи», это –«общие технические приемы контрапункта и гармонии, общие выводы из практиковавшихся музыкальных форм». От техники в таком понимании Римский- Корсаков отличал конкретные приемы композиции, а именно: «известные мелодические обороты, известные модуляционные приемы, известный колорит инструментовки и т. п.». Его глубоким убеждением было, что эти последние представляют собой элементы художественного творчества, то есть, как мы сказали бы теперь, художественную стилистику. Национальные особенности музыкального письма, естественно, надлежало отнести сюда же. Читать далее »

    Наличие прочного национального фундамента

    «Оригинален; может быть, потому, что латыш»,– записал он в одной из экзаменационных ведомостей о Витоле. В тех же случаях, когда Римский- Корсаков считал национальную базу недостаточной, он сам направлял ученика в сторону изучения народного творчества. Как говорил Март Саар, именно Римский-Корсаков «осветил» ему «путь в сказочную страну народных мелодий и их художественной переработки».

    По своему мировоззрению Римский-Корсаков не мог быть сторонником националистического тезиса, будто до конца проникнуть в дух творчества того или иного народа доступно представителям только самого этого народа. Наоборот, прежде всего он лично стремился по возможности расширить круг своих познаний в области народной музыки, и в этом немалую роль сыграло содействие некоторых его учеников. Например, постоянным предметом его бесед с Лысенко были вопросы украинского народного творчества. В частности, известно, что от Лысенко получил Римский-Корсаков одну из тем для незавершенной оркестровой «Малороссийской фантазии» Всячески поощрял он и работу в том же направлении своих русских учеников, о чем, между прочим, свидетельствует М. М. Ипполитов-Иванов. Читать далее »

    Тяготение к Римскому-Корсакову музыкантов угнетенных самодержавием народов

    Это было естественным следствием происходивших тогда в России национально-освободительных движений и связанного с ними процесса становления и роста национальных художественных культур. Передовые мыслители всех народов отлично понимали, что в царской России они имеют не только врагов, но и друзей. Чтобы успешно решать встававшие перед ними сложные творческие вопросы, музыканты отставших в своем развитии народов нуждались в помощи высококвалифицированных мастеров более зрелой и сильной музыкальной культуры. Общность жизненных устремлений побуждала их обращаться за поддержкой к русским музыкантам подобно тому, как к людям русской науки, литературы и искусства обращались их соотечественники – ученые, писатели, художники.

    «Учиться музыке на великих образцах русского искусства,– писал Лысенко столь же убежденному, как и сам он, поборнику украинско-русской дружбы Ивану Франко,– никогда не откажусь; только я присмотрюсь, полюбуюсь, в восторг приду от сочетания чудесной формы с чисто народными элементами у Глинки, Даргомыжского, Римского-Корсакова, Мусоргского, а возвращусь к своему, чтобы творить в этих направлениях» Иначе говоря, Лысенко утверждал, что не подражание должно составлять цель обращения к русским учителям, но усвоение принципов их творческого подхода, которые далее уже должны быть реализованы украинскими композиторами в соответствии с собственными идейными задачами. Читать далее »

    Крупные музыканты прошлого

    Все оказываются демократами, все – реалистами, все связаны с передовой общественной и художественной мыслью, причем индивидуальные особенности стираются, равно как замалчиваются заблуждения и ошибки.

    Совсем недавно в ереванской газете «Коммунист» я нашел толковую статью Р. Атаяна и А. Татевосяна о Спиридоне Меликяне. Но в этой статье буквально ни одного слова не было сказано о неправильных теоретических взглядах Меликяна, хотя авторам они были превосходно известны. Говорят, что на такой «лакировке» настаивала редакция. Конечно, принципиальность требовала бы от авторов добиться включения хоть одной критической фразы.

    Тенденция сгладить углы и нивелировать шероховатости наблюдается и во многих других работах. Чрезмерно монолитным и лишенным каких бы то ни было противоречий обычно предстает Комитас. Так же подчас упрощается облик Узеира Гаджибекова. К сожалению, подобным подходом заражается наша молодежь. Особенно неприятно обнаружилось это в дипломной работе Г. Геодакяна о Романосе Меликяне, написанной с увлечением, но упрощающей творческий путь этого яркого и сложного художника методом умолчания. Читать далее »

    Знаменательная встреча Пушкина с Глинкой

    Конечно, принципиального значения вопрос этот не имеет, но все же его приходится коснуться, так как биографы поэта внесли сюда некоторую путаницу.

    Тщательно сопоставив все сохранившиеся по этому поводу данные, М. А. Цявловский показал, что Пушкин мог услышать привезенную Грибоедовым мелодию не раньше середины мая и не позднее 12 июня. Действительно, Грибоедов в 1828 году провел в Петербурге около трех месяцев, от 14 марта до 6 июня. Так как в марте Глинка уехал в деревню, а затем до 9 мая пробыл в Москве, то его свидание с Грибоедовым, о котором говорится в «Записках», очевидно, произошло во второй половине мая или в самом начале июня. Автограф же Пушкина датирован 12 июня. Читать далее »