Фортепианный цикл Д. Шестаковича

Огромный труд вложил Д. Шестакович в свой фортепианный цикл – 24 прелюдии и фуги (1950– 1951). В этом произведении есть много принципиально нового. Композитор раскрывает образы, которые раньше не получали в его творчестве столь развернутого и глубокого воплощения. Содержание цикла необыкновенно богато и разнообразно. Высокий трагизм и беззаботное веселье, мощный героический эпос и тонкая нежная лирика – такова шпрота диапазона воплощенных здесь образов. Большое место занимает в цикле эпос, нередко родственный народным сказам, былинам. Некоторые прелюдии по своему образному строю близки к народным сценам из опер Мусоргского, Бородина. Эта народно-эпическая линия цикла представляет особый интерес. Никогда еще образы такого склада не получали в музыке Шостаковича столь глубокого воплощения.

Эпически мощно, широко звучит прелюдия соль мажор, открывающаяся типичными для стиля Бородина тяжеловесно-богатырскими унисонами. Фактурные приемы, сопоставление регистров передают ощущение пространства, степной шири. Черты былинного повествования есть в фуге фа-диез минор; вся она насыщена декламационными интонациями, ведущими свое происхождение от древних образцов музыкального эпоса.

Одна из лучших частей цикла – прелюдия ми мажор. Тут снова возникают неоглядные степные просторы, как будто созданные для того, чтобы жили в них люди-богатыри. Как и в прелюдии соль-мажор, композитор пользуется унисонным изложением, сопоставляет далекие регистры.

Ряд прелюдий и фуг наполнен лирикой. Некоторые из них передают любование природой, безмятежный покой; в других выражены скорбные, тоскливые чувства. В заключительной прелюдии и фуге ре минор композитор возвращается к богатырскому эпосу. Он рассказывает музыкальную повесть «о подвигах, о доблести, о славе». Торжественное, героическое завершение фуги перекликается с завершением финала Пятой симфонии.

В некоторых фугах есть длинноты, однообразие, монотонность. Разработка тематического материала иногда несколько затянута и мало контрастна. Но эти недостатки не умаляют общего значения цикла.

Учитывая опыт Баха – величайшего мастера фуги,– Шостакович вместе с тем дал образцы глубоко русского, многоголосного стиля.


Посмотреть предыдущие новости:

Оставить комментарий

Реклама


Warning: require_once(/home/p4767/www/rusymphony.ru//setlinks_b4a1a/slsimple.php): failed to open stream: No such file or directory in /home/p4767/www/rusymphony.ru/wp-content/themes/Musik/single.php on line 189

Fatal error: require_once(): Failed opening required '/home/p4767/www/rusymphony.ru//setlinks_b4a1a/slsimple.php' (include_path='.:/usr/local/php56/lib/php') in /home/p4767/www/rusymphony.ru/wp-content/themes/Musik/single.php on line 189