Музыкальная сдержанность композиций Д. Шостаковича

На смену основному музыкальному «тезису» приходят другие темы – в них сложные, противоречивые чувства: порой тягостное раздумье, порой мечтательно-грустные настроения. На фоне чуть слышно пульсирующего ритма альтов и виолончелей (продолжающих линию вступительного раздела) у первых скрипок возникает блуждающая мелодия; она как бы изломана, и в этих изломах –  неуверенность, нервная напряженность.

Долгое время музыке присуща сдержанность, приглушенность звучания. Следующий раздел первой части – разработка основных тем – подобен урагану. Здесь возникают образы зла. Словно какие-то грозные, устрашающие призраки загородили нам дорогу. И когда огромные, все усиливающиеся нарастания приводят к высшей точке подъема, к мощной патетической кульминации, мы вновь слышим призывный голос – он обрел теперь исполинскую силу и звучит на весь мир: воля и разум человека сильнее всего на свете! Тут невольно вспоминаются крылатые слова Бетховена: «Я схвачу судьбу за горло! Согнуть меня ей не удастся».

И снова затишье. Тихо, печально звучит заключение первой части. Музыка говорит нам: да, жизнь бывает нелегка. Но впереди – большое человеческое счастье, и за него стоит бороться.

Вслед за насыщенной драматизмом первой частью следует вторая часть, своего рода отдых, передышка. Композитор уходит в сторону от основной магистрали музыкального развития. Во второй части господствуют беспечальные чувства, ритмы танца, близкие ритмам старинных танцев – менуэта, лендлера. Музыка окрашена добродушной иронией, юмором. В звучании оркестра много блеска, разнообразия. Порой оно становится прозрачным, как бы воздушным, порой приобретает большую силу, солнечность.

Третья и четвертая части резко контрастны и противостоят друг другу как ночь и день, мрак и свет.

Третья, едва ли не лучшая часть симфонии была написана всего лишь в три дня! Это размышление, проникнутое возвышенной мужественной скорбью. Темп медленный; музыка течет спокойно, неспешно. Вначале преобладает мягкая и насыщенная звучность струнных инструментов. Мелодические обороты, сплетения различных мелодий-голосов живо напоминают высокое искусство Баха. Затем появляются новые темы. Это как бы монологи флейты, гобоя, кларнета; они очень печальны. Порой почти все инструменты оркестра умолкают, остается лишь один дрожащий звук, тончайшая звуковая нить, которая вот-вот оборвется. И на этом фоне солирующий инструмент – гобой, затем кларнет – проникновенно поет свою мелодию.


Посмотреть предыдущие новости:

Оставить комментарий

Реклама


Warning: require_once(/home/p4767/www/rusymphony.ru//setlinks_b4a1a/slsimple.php): failed to open stream: No such file or directory in /home/p4767/www/rusymphony.ru/wp-content/themes/Musik/single.php on line 189

Fatal error: require_once(): Failed opening required '/home/p4767/www/rusymphony.ru//setlinks_b4a1a/slsimple.php' (include_path='.:/usr/local/php56/lib/php') in /home/p4767/www/rusymphony.ru/wp-content/themes/Musik/single.php on line 189