амалкер
Мы рекомендуем
Рекомендуем недорогие копии брендовой одежды от магазина Deestil
Ноябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Наличие прочного национального фундамента

«Оригинален; может быть, потому, что латыш»,– записал он в одной из экзаменационных ведомостей о Витоле. В тех же случаях, когда Римский- Корсаков считал национальную базу недостаточной, он сам направлял ученика в сторону изучения народного творчества. Как говорил Март Саар, именно Римский-Корсаков «осветил» ему «путь в сказочную страну народных мелодий и их художественной переработки».

По своему мировоззрению Римский-Корсаков не мог быть сторонником националистического тезиса, будто до конца проникнуть в дух творчества того или иного народа доступно представителям только самого этого народа. Наоборот, прежде всего он лично стремился по возможности расширить круг своих познаний в области народной музыки, и в этом немалую роль сыграло содействие некоторых его учеников. Например, постоянным предметом его бесед с Лысенко были вопросы украинского народного творчества. В частности, известно, что от Лысенко получил Римский-Корсаков одну из тем для незавершенной оркестровой «Малороссийской фантазии» Всячески поощрял он и работу в том же направлении своих русских учеников, о чем, между прочим, свидетельствует М. М. Ипполитов-Иванов.

Но при этом Римский-Корсаков не терпел общих, расплывчатых разговоров о «народном» и требовал совершенно конкретного и точного определения национальной принадлежности музыки. Только так можно понять любопытный эпизод, рассказанный в воспоминаниях Витола, когда он еще учеником принес в класс хоровую пьесу с обозначением: «В народном духе». Римский- Корсаков сразу же спросил: «А в каком народном духе?» и остался крайне недоволен объяснением: «Кажется, в русском».

С этим эпизодом перекликается не менее характерный другой.

Который приводит в своих воспоминаниях м. Ф. Гнесин. Один из учеников Римского-Корсакова как-то показал на уроке две скрипичные пьесы. Одобрив их, Римский-Корсаков сейчас же задал автору вопрос: «Но почему вы назвали их «Восточными мелодиями»? Ведь это типичные еврейские мелодии! Их трудно спутать с другими».

В таком свете становится понятным известное высказывание Римского-Корсакова по собственному адресу, донесенное до нас В. В. Ястребцевым. В записи, относящейся к последнему году жизни композитора, он воспроизводит обращенные к Спендиарову слова, которыми Римский-Корсаков (и не в первый раз) хотел побудить бывшего ученика написать «обязательно восточную» оперу. «Вы,– сказал Римский-Корсаков,– по самому рождению своему человек восточный, у вас Восток, что говорится, в крови, и вы именно в силу этого можете и в музыке в этой области дать нечто настоящее, действительно ценное». После чего следуют поразительные в устах автора «Антара» и «Шахразады» слова: «Это не то что я,– сказал Н. А.– У меня мой Восток несколько головной, умозрительный».


Посмотреть предыдущие новости:

Оставить комментарий

Реклама