Образы в опере «Кола Брюньон»

Есть также в опере «Кола Брюньон» сцены, музыка которых полна драматизма. Такова зловещая сцена чумы (второе действие), сцена уничтожения герцогом статуй Брюньона (третье действие).

Образ Брюньона показан в опере многогранно. Особенно полно он обрисован во втором действии. Здесь надо выделить арию «Черная зала, зубчатые стены» – раздумье о потерянной Ласочке, красоту которой Брюньон запечатлел в статуе. Музыка арии наполнена очень теплым чувством; вместе с тем ей свойствен суровый, строгий оттенок: перед глазами Кола встают амбразуры и башни, безмолвный замок Кенси, пустынная зала и в ней – его любимая статуя.

Другая грань образа Брюньона – застольная песня. Теперь перед нами Кола-весельчак, Кола-балагур, он поет, пляшет, ибо «жизнь, что бы там ни было, прекрасна!»

В город Кламси пришла страшная гостья – чума. Начало четвертой картины – большой драматический монолог Брюньона. Ночь. Борющийся с болезнью Брюньон – между жизнью и смертью. Он в бреду, во власти кошмарных видений. Чума представляется ему то в виде Дианы-охотницы, то–красавицы-цыганки. Он на волосок от гибели, но дух его не сломлен. Кола бросает гордый вызов чуме: «Ты устало уйдешь, но ты подавишься Брюньоном!» Эта сильная сцена отмечена влиянием «Песен и плясок смерти» Мусоргского.

Оперный Кола Брюньон отличается от своего литературного оригинала. У Ромена Роллана это монументальный эпический образ. В опере он взят менее крупным планом и носит не эпический, а скорее лирико-драматический характер. И все же он убедителен, правдив, колоритен.

Удался Кабалевскому и образ герцога. Наиболее интересно он раскрыт в последней сцене (сожжение, статуй Брюньона). Музыка здесь напоена ядом ненависти господина к непокорному слуге. Ритмы приобретают болезненную судорожность, гармонии – большую резкость звучания.

Опера «Кола Брюньон» писалась в те годы, когда современные инквизиторы гитлеровской Германии жгли книги, картины на городских площадях. В связи с этим описанная сцена становилась особенно актуальной. Она разоблачала звериный облик далекого предка фашистских разрушителей.

Третий музыкально яркий образ оперы – образ Ласочки (Селины)«. Ее склонность к насмешкам, проказам выражена в речитативных сценах первой картины, где она забавно пререкается с Брюньоном (совсем как шекспировские Беатриче и Бенедикт). В ариетте и арии передано большое, искреннее чувство любви к Кола, которое при встречах с ним Ласочка маскирует обидными шутками.

Жизнь народа отображена не только в массовых сценах, но также в симфонических эпизодах (увертюра и три симфонических антракта). О них подробнее было сказано в VIII главе, где дана характеристика сюиты «Кола Брюньон».

Для того, чтобы написать оперу «Кола Брюньон», Кабалевский около двух лет изучал французскую народную музыку. Он сумел верно передать национальный колорит. Во многих сценах оперы ощущается глубокое проникновение в сферу французской народной песни и танца. Это отметил такой знаток французской музыкальной культуры, как сам Ромен Роллан. Но неверно было бы сказать, что музыка «Кола Брюньон» – французская. Нет, это русская, советская опера о Франции, о французском народе.

Учитывая недостатки либретто, музыкальной драматургии, композитор задумал новую редакцию «Брюньона».


Посмотреть предыдущие новости:

Оставить комментарий

Реклама


Warning: require_once(/home/p4767/www/rusymphony.ru//setlinks_b4a1a/slsimple.php): failed to open stream: No such file or directory in /home/p4767/www/rusymphony.ru/wp-content/themes/Musik/single.php on line 189

Fatal error: require_once(): Failed opening required '/home/p4767/www/rusymphony.ru//setlinks_b4a1a/slsimple.php' (include_path='.:/usr/local/php56/lib/php') in /home/p4767/www/rusymphony.ru/wp-content/themes/Musik/single.php on line 189