Оперный стиль «Семена Котко»

Необычность оперного стиля «Семена Котко», отсутствие некоторых атрибутов классического оперного спектакля повлекли за собой обвинения в формализме, выдвинутые некоторыми музыкальными критиками и композиторами. Между тем это произведение очень правдиво, хотя автору и не удалось до конца решить поставленные им перед собой задачи. В «Семене Котко» нет и тени какой-либо внутренней фальши, оперной «вампуки», ходульности. Все захватывающе естественно и просто. Действующие лица – живые люди, им веришь, за ними следишь с неослабным вниманием. Очень хороши бытовые сцены, нередко окрашенные народным юмором. Каждый, кто слышал оперу хоть раз, наверно запомнил «реплику прощания»: «И с тем до свиданьичка!» Таких колоритных бытовых штрихов много. Из отдельных метко подмеченных деталей складывается общая картина быта украинского села. Обаятельна шаловливая Фрося – почти девочка, неожиданно втянутая в водоворот грозных событий. Удачны лирические образы Софьи, Любочки – невесты матроса Царева. Красочна сцена сватовства. Прокофьев наполнил музыку украинской песенностью, передал интонации народного говора.

Сатирически остро очерчены персонажи, враждебные народу. Особенно запоминается жестокий и грубый кулак Ткаченко. Полны экспрессии, драматического темперамента страшные сцены, рисующие нашествие захватчиков, принесших народу неисчислимые страдания. С особенным вдохновением написано третье действие.

Его начальная сцена – «любовный ноктюрн» (Семен и Софья). Оркестр рисует украинскую ночь. Поэтический пейзаж неотделим от переживаний влюбленной пары. Но уже в первую сцену прокрадывается чувство пока неясной тревоги – предвестник надвигающихся грозных событий. Софья рассказывает Семену о своем страшном сне. Трогательно и сиротливо, с оттенком жуткой иронии звучит ее скороговорка («Хата голая и голенькие стеночки»), словно выхваченная из жизни: вот так, именно с этими жалобно-причитающими интонациями, и должна была говорить реальная Ткаченкова Сонька, сидя в садочке со своим милым. Вновь и вновь возвращается мелодия «ноктюрна» – простая, полная большого, открытого чувства. Она сопровождает далее Царева и Любочку («Цаш курс по селу туда и обратно, бо в такую прекрасную южную ночь мы с Любочкой спать абсолютно не можем»). И, наконец, третья пара – девчонка Фрося и ее «ухажер» Микола. Этот эпизод окрашен добродушной иронией.

Затем – предельно резкий контраст. В село врываются немцы, гайдамаки. Враги казнят большевика Царева. Его невеста Любочка сходит с ума. Горят хаты; народ объят ужасом. Постепенно нагнетая напряжение, композитор прибегает к приему, повторяя много раз короткую мелодическую фразу. Эта фраза первоначально звучит в партии обезумевшей Любки, затем подхватывается хором. Финал третьего акта – одна из сильнейших страниц советского оперного творчества. Музыка здесь подымается до высот подлинного трагизма.


Посмотреть предыдущие новости:

Оставить комментарий

Реклама


Warning: require_once(/home/p4767/www/rusymphony.ru//setlinks_b4a1a/slsimple.php): failed to open stream: No such file or directory in /home/p4767/www/rusymphony.ru/wp-content/themes/Musik/single.php on line 189

Fatal error: require_once(): Failed opening required '/home/p4767/www/rusymphony.ru//setlinks_b4a1a/slsimple.php' (include_path='.:/usr/local/php56/lib/php') in /home/p4767/www/rusymphony.ru/wp-content/themes/Musik/single.php on line 189