Первые труды Б. В. Асафьева

Один из первых значительных трудов Асафьева – книга «Симфонические этюды», сборник очерков о русской оперной и балетной классике. Эстетические взгляды автора были тогда во многом идеалистическими; неудивительно, что «Симфонические этюды» заключают в себе ряд ошибочных положений. Вместе с тем мы находим здесь немало проницательных, верных высказываний– это результат огромной любви автора к русской музыке, интуитивно верного понимания многих творческих явлений.

Книга написана с большим увлечением; особенно много страсти и вдохновенного полета в очерке о «Пиковой даме».

Назовем далее следующие работы Б. Асафьева: «Данте в музыке», «Инструментальное творчество Чайковского», монографии о Чайковском, Римском-Корсакове, Мусоргском, Шопене, Листе и другие.

Перед читателями этих работ встает облик их автора – неутомимого разностороннего исследователя, тонкого музыканта, страстного и убежденного как в своих подлинных открытиях, так и в заблуждениях.

Важнейшим качеством Асафьева – ученого и критика – было уменье не только анализировать музыку, как это делает музыковед, но и по-композиторски слышать ее. Асафьев вполне удовлетворял требованию, которое сам выдвинул в книге «Музыкальная форма как процесс»: «Основное пожелание к музыковедам, с точки зрения интонационного метода анализа, очень простое и, можно сказать, единственное: если музыка не услышана, – не надо браться за анализ. Услышать – это уже понять. А слушать не слыша, и потом «анализировать» по поводу музыки – этого никому не запретишь, но тогда интонационный анализ ни при чем. Музыковед, анализируя партитуру, разбираясь в рукописи, должен слышать, как композитор».

Живое ощущение музыки побуждало Асафьева резко выступать против схоластики, схематизма, начетничества. Во многих своих работах он дал прекрасные образцы проникновения в музыкальные образы, в атмосферу музыкального произведения.

Обращаясь к творчеству композиторов прошедших лет, Асафьев нередко восставал против неверных музыковедческих концепций, ошибочных оценок, выдвигая свое, более глубокое и верное понимание предмета. Асафьевская «глинкиана» (создаваемая им на протяжении всей его жизни) в большой мере способствовала подлинно научному изучению жизни и творчества великого композитора. Б. Асафьев по-новому «прочел» творчество Чайковского: раньше критики и исследователи часто подчеркивали в его музыке элегическую лирику, называли Чайковского «певцом скорби», художественно-пассивной, меланхолической натурой (отсюда недалеко до вздорных теорий об «упадочно-пессимистическом» характере творчества гениального мастера). Асафьев правильно определил, что главное в Чайковском это симфонизм, потрясающая, «взрывчатая» сила музыкальной драматургии, внутренняя психологическая динамика его симфоний – «драм жизни».


Посмотреть предыдущие новости:

Оставить комментарий

Реклама


Warning: require_once(/home/p4767/www/rusymphony.ru//setlinks_b4a1a/slsimple.php): failed to open stream: No such file or directory in /home/p4767/www/rusymphony.ru/wp-content/themes/Musik/single.php on line 189

Fatal error: require_once(): Failed opening required '/home/p4767/www/rusymphony.ru//setlinks_b4a1a/slsimple.php' (include_path='.:/usr/local/php56/lib/php') in /home/p4767/www/rusymphony.ru/wp-content/themes/Musik/single.php on line 189