амалкер
Мы рекомендуем
Рекомендуем недорогие копии брендовой одежды от магазина Deestil
Ноябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Специфические задания по национальной стилистике

М. О. Штейнберг свидетельствует, что при сочинении аккомпанемента к заданной мелодии «Николай Андреевич писал на доске мелодии самого разнообразного типа: здесь были и мелодии общеевропейского склада, и русские песни, и мелодии с национальным колоритом восточным, испанским, польским. Все эти работы <…> имели неоценимое значение в деле развития композиторской техники и, особенно, чувства стиля – в этом отношении Николай Андреевич был очень требователен и строг».

О том же пишет и М. Ф. Гнесин. «Замечателен,– читаем ь его книге,– интерес, который проявлял Римский-Корсаков к народным мелодиям, приносимым в класс разнонациональными его учениками. Как охотно высказывался он об особенностях этих мелодий, какую проявлял чуткость при помощи в их обработке, поощряя в этой работе и русских, и украинцев, и латышей, и эстонцев, и армян, и евреев!».

Чем дальше продвигался ученик, чем быстрее развивалась его композиторская техника, тем больше побуждал его Римский- Корсаков к национальному своеобразию письма. И если Римский- Корсаков был предельно строг при обучении технике, то при руководстве сочинением он считал обязательным предоставить ученику возможность максимально развить свою творческую индивидуальность.

«Действительно талантливому ученику,– утверждал он,– так легко показать ему все нужное по гармонии и контрапункту, чтобы поставить его на ноги в этом деле; так легко его направить в понимании форм сочинения, если только взяться за это умеючи. Каких-нибудь один-два года систематических занятий по развитию техники, несколько упражнений в свободном сочинении и оркестровке, при условии хорошего пианизма, и учение кончено. Ученик – уже не ученик, не школьник, а стоящий на своих ногах начинающий композитор».

Особенную чуткость проявлял Римский-Корсаков при руководстве творчеством нерусских учеников, опасаясь неосторожным вмешательством нарушить национальные особенности их музыки. Как мне рассказал М. А. Баланчивадзе, он перед первым исполнением в Петербурге в 1897 году отрывков из начатой по окончании занятий у Римского-Корсакова оперы «Тамара Коварная» просил учителя внести поправки в партитуру. Но Римский- Корсаков отказался, мотивируя это недостаточным знанием грузинской музыки и боязнью принять за погрешности письма – непривычные особенности национального стиля

Именно потому из класса Римского-Корсакова и смогло выйти столько своеобразных и различных по художественному облику выдающихся деятелей национальных музыкальных культур народов СССР.


Посмотреть предыдущие новости:

Оставить комментарий

Реклама