Узбекская «классическая музыка»

Здесь наблюдается еще некоторая неясность. Не вызывает сомнений, что узбекские макомы были тесно связаны с придворной культурой феодальной знати. Одно время отсюда делался нигилистический вывод, будто советская музыка должна вовсе отказаться от их использования. На смену такому поспешному и вульгаризационному взгляду пришло не менее поспешное утверждение, будто макомы подлинно народны по своему содержанию и потому всё в их культуре должно быть дорого советским людям. Но и такая диаметрально противоположная позиция ошибочна, так как игнорирует внутреннюю противоречивость этого жанра.

Между тем история узбекской «классической музыки» явственно показывает ее противоречивый строй и смысл. По-видимому, правильнее всего видеть в ней дальнейшее развитие тех древнейших канонизированных песнопений, которые задолго до появления ислама были неразрывно связаны с ритуальными обрядами и астрологическими представлениями. Пережитки последних долго сохранялись и в позднейшее время, когда в соответствующие часы суток предписывалось исполнение в специальных помещениях над крепостными или городскими воротами определенных музыкальных пьес, при котором происходила и смена стражи. Вероятнее всего, именно поэтому подобные произведения получили арабское название макам (в местном произношении маком), что в буквальном переводе означает «стоянка».

Сравнивая различные виды макамов (аравийские, среднеазиатские, закавказские, африканские и т. п.), оформившиеся в условиях арабского халифата, нельзя не констатировать, с одной стороны, совпадение лежащих в их основе главных конструктивных принципов, а с другой – кардинальное различие локальных особенностей содержания и музыкального языка. Если первое со всей очевидностью явилось итогом организующей и объединяющей творческой деятельности арабов, то второе нельзя понять иначе как результат внедрения местных народно-песенных элементов в типовую систему (схему) макама.

Отсюда понятно, что отмеченная внутренняя противоречивость узбекской «классической музыки» объясняется именно ее двойственными истоками. Впечатляющую до сих пор эстетическую действенность узбекских макомов определила облеченная в высокохудожественную и мастерски отточенную форму их мощная народная струя. Схоластически-умозрительная же регламентация и орнаментирующая детализация были отражением абстрактного и вместе с тем чувственного мироощущения арабской и арабизирующейся феодальной знати; именно этому последнему соответствовала установившаяся специфическая манера интонирования макомов – условная, однообразно нивелированная, держащаяся вместо естественной для каждого человека любой национальности мягкой напевности – на горловой подаче звука с переходом в моменты наивысшего подъема (аудж) в прямой физиологический крик.


Посмотреть предыдущие новости:

Оставить комментарий

Реклама


Warning: require_once(/home/p4767/www/rusymphony.ru//setlinks_b4a1a/slsimple.php): failed to open stream: No such file or directory in /home/p4767/www/rusymphony.ru/wp-content/themes/Musik/single.php on line 189

Fatal error: require_once(): Failed opening required '/home/p4767/www/rusymphony.ru//setlinks_b4a1a/slsimple.php' (include_path='.:/usr/local/php56/lib/php') in /home/p4767/www/rusymphony.ru/wp-content/themes/Musik/single.php on line 189