Восьмая часть оратории Коваля – «Пугачевский сбор»

Велико также значение восьмой части оратории Коваля  – «Пугачевский сбор». Это своего рода вече, где пугачевцы окончательно принимаю! решение идти на смертный бой, свергнуть барское иго и в борьбе добыть желанную волю. Композитор показал, как в забитых, запоротых людях, которые еще вчера были темными и бесконечно униженными, пробуждается сознание и прекрасное гордое чувство человеческого достоинства. Теперь они чувствуют себя не рабами, а хозяевами чудесной русской земли, где все создано их трудом и судьба которой в их трудовых руках. «Мы ли да не стали человеки!» Широко, торжественно звучит здесь музыка, в ней необъятность родных просторов, степей, гор, рек и горделивая уверенность народа  – наше дело правое!

Последняя большая хоровая сцена  – «Казнь Пугачева». Критики единодушно выделяли эту сцену как особенно сильную и захватывающую. Один из ее важных выразительных элементов  – причитания и стоны Устиньи, предваряемые оркестровым вступлением. Мы узнаём хорошо известные интонации, которыми гениально пользовался Мусоргский (Юродивый в «Борисе») и многие другие композиторы. В этих интонациях-стонах  – щемящая боль сердца: холод, стынет земля и душа леденеет. Еще большую роль играют здесь выразительные приемы, связанные со стилистикой похоронных маршей и шествий: острые, четкие ритмы, огромные звуковые нарастания, подводящие к трагически мощным кульминациям. Все это вносит в музыку мрачную динамику, гневный протест.

После этой сильно написанной картины заключительный хор апофеоз («Слава Пугачеву») звучит бледно. Он начинается лирической мажорной мелодией, не свободной от излишней чувствительности, а местами даже банальности. Просветление, которого хотел достигнуть композитор, получилось неубедительным. И дальше, когда звучность нарастает до fortissimo, ощущается какая-то скованность, отсутствие размаха, широты, столь свойственной лучшим хоровым фрагментам оратории.

Композитор и поэт показали Пугачева как умного, смелого и энергичного предводителя восставших народных масс, как человека, неотделимого от народа. Он живет в непрерывном общении с народной массой, зажигает ее, ведет за собой.

В его вокальной партии  – ширь волжских народных напевов. Таков монолог «Заповедал Степан Тимофеевич» («Воля вольная»). Речитативы построены на размашистых интонациях, воплощающих удальство, лихость, молодечество. Порою вокальная декламация звучит как речь оратора, народного трибуна.


Посмотреть предыдущие новости:

Оставить комментарий

Реклама


Warning: require_once(/home/p4767/www/rusymphony.ru//setlinks_b4a1a/slsimple.php): failed to open stream: No such file or directory in /home/p4767/www/rusymphony.ru/wp-content/themes/Musik/single.php on line 189

Fatal error: require_once(): Failed opening required '/home/p4767/www/rusymphony.ru//setlinks_b4a1a/slsimple.php' (include_path='.:/usr/local/php56/lib/php') in /home/p4767/www/rusymphony.ru/wp-content/themes/Musik/single.php on line 189