Жизненные ценности С. Прокофьева

Молодого Прокофьева иногда сравнивали с Маяковским. Но поэзия Маяковского, несмотря на футуристические увлечения, уже тогда заключала в себе социальный протест, направленный против буржуазного общества. Бунтарство Прокофьева не было еще подкреплено большими общественными идеями. Композитор еще не преодолел аполитичность, присущую в то время многим деятелям искусства. Отсюда неустойчивость его идейно-эстетических позиций. Прокофьев поддавался модернистским влияниям, которыми отмечены его наиболее «левые» произведения. Здесь отрицательно сказалось творческое общение с Дягилевым и другими апологетами модернизма.

Впоследствии композитор осознал, как жестоко он ошибся, надолго оторвав себя от Советской страны, от строительства социалистической культуры. Находясь за границей, он некоторое время развивал в своем творчестве то ценное, что было им найдено раньше. Но проходит несколько лет, и Прокофьев начинает испытывать мертвящее воздействие буржуазного общества, буржуазного деградирующего искусства. Среда, в которой он находился, не давала стимулов для создания произведений, наполненных большими мыслями и чувствами. Прокофьевская музыка становится бедней по содержанию. Душевный порыв, живой юмор, лирика уступают место абстрактному звуковому изобретательству; оно ведет к модернистской противоестественной усложненности музыкального языка. Такие произведения, как Вторая, Третья, Четвертая симфонии, Четвертый и Пятый фортепианные концерты, говорили о том, что Прокофьев, ориентируясь на парижскую музыкальную «моду», далеко отошел от реалистических принципов.

С особенной силой проявились заблуждения композитора в балете «Стальной скок», написанном для балетной труппы Дягилева. Прокофьев попытался отобразить советскую действительность, которую тогда совсем не знал. Балет, по замыслу авюра, должен был показать Советскую Россию в годы перехода от гражданской войны к восстановлению народного хозяйства. Несмотря на свои хорошие намерения, композитору не удалось справиться с ответственной задачей. Идея «Стального скока» получила искаженное музыкальное претворение. Композитор стремился раскрыть ее в духе зарубежного конструктивизма. В музыке балета господствуют безжизненно-механические ритмы, предельно резкие, «грохочущие» звучности. Центральное место занимает изображение лязга и скрежета машин («Фабрика», «Молоты»).

Когда Прокофьев впервые после длительного пребывания за рубежом посетил Советский Союз, в концертах исполнялись его лучшие произведения. Они имели огромный успех; публика горячо приветствовала их автора. В последующие годы советские слушатели ознакомились с той частью зарубежного прокофьевского творчества, которая отразила его глубокие заблуждения и ошибки. Эти работы были встречены холодно, с недоумением. Композитор понял, что ему необходимо перестроить свою творческую деятельность, решительно преодолеть анти-реалистические тенденции, чуждые советской культуре. Не сразу и не легко удалось ему сделать это. Однако уже в 30-е годы Прокофьев создал ряд превосходных реалистических произведений. Они знаменовали «новое рожденье» композитора, ставшего подлинно советским художником.


Посмотреть предыдущие новости:

Оставить комментарий

Реклама


Warning: require_once(/home/p4767/www/rusymphony.ru//setlinks_b4a1a/slsimple.php): failed to open stream: No such file or directory in /home/p4767/www/rusymphony.ru/wp-content/themes/Musik/single.php on line 189

Fatal error: require_once(): Failed opening required '/home/p4767/www/rusymphony.ru//setlinks_b4a1a/slsimple.php' (include_path='.:/usr/local/php56/lib/php') in /home/p4767/www/rusymphony.ru/wp-content/themes/Musik/single.php on line 189